Вечерний Первоуральск
» » » «ТРИ АПЕЛЬСИНА»: ЛЮБОВЬ, СВОБОДА, ВЕРНОСТЬ
» » » «ТРИ АПЕЛЬСИНА»: ЛЮБОВЬ, СВОБОДА, ВЕРНОСТЬ

    «ТРИ АПЕЛЬСИНА»: ЛЮБОВЬ, СВОБОДА, ВЕРНОСТЬ


    Судьба актрисы и педагога Катерины Ряписовой неразрывно связана с театром. Ее жизнь не назовешь обычной, но сама Катерина Петровна считает это вполне естественным: 20 лет отыграла в театре драмы «Вариант», теперь возглавляет театральную студию «Три апельсина». С чего все началось? Что значат три апельсина?
    И что ждет студию в будущем?


    Скрипка под кроватью


    – Катерина Петровна, никто не говорил вам: зачем все это? Живите обычной жизнью?

    «ТРИ АПЕЛЬСИНА»: ЛЮБОВЬ, СВОБОДА, ВЕРНОСТЬ– Напрямую нет, не говорили, просто не понимали, почему именно театр. А для меня театр – это наука, которая объединяет многие виды искусств: музыку, хореографию, психологию, это сама жизнь. Сколько себя помню, я была окружена творческой атмосферой. Мой папа, Петр Ряписов, работал кузнецом на Новотрубном, мама – учителем, но родители всегда были в художественной самодеятельности. Отец играл на баяне в коллективе при ДК ПНТЗ. Все трое детей: я, брат Александр и сестра Светлана играли на скрипках. У нас дома в выходные дни всегда шли репетиции: разучивали песню, которую выбирал отец. Помню себя с четырех-пяти лет, как раз с этого времени и участвовала в домашних концертах-репетициях, потом мы выступали в пионерских лагерях, где родители работали летом.

    – Могли стать скрипачом?

    – Я ходила в музыкальную школу, но потом, когда помимо скрипки начались сольфеджио, хор, фортепиано, тайком от мамы выкладывала скрипку под диван, набирала в кофр игрушек и шла к подружке. Это продолжалось месяц, пока мой педагог, Любовь Романенко, не сообщила о прогулах маме.

    – Чем все закончилось?

    – Второй год я в музыкальную школу все же отходила, но потом твердо заявила, что это не мое. В итоге с третьего по девятый класс занималась в ансамбле бального танца «Кристалл» при ДК «Строитель». Мне казалось тогда, что я буду хореографом. Я даже завоевала со своим партнером первое место в городском конкурсе бальных танцев.

    Я? Да, ты!


    – Когда маятник качнулся в другую сторону?

    – В ДК «Строитель», где мы занимались, Анатолий Кофман вел театральный кружок «Вечерний проспект». Однажды он ставил сказку «Снежная королева» и пригласил пару из «Кристалла» на танец ворона и вороны. Мы играли по три спектакля в день, и меня это зацепило. Мне нравилась роль маленькой разбойницы. В одном из спектаклей уговорила девчонку, которая исполняла эту роль, сыграть за меня ворону, а сама сыграла маленькую разбойницу. С этого момента я стала заниматься у Кофмана. Там же познакомилась с Андреем Шимко, это артист, мастер русской драмы, который сейчас работает в Александрийском театре в Санкт-Петербурге. Театр, сцена полностью меня поглотили. В кружке я могла провести весь день – смотреть спектакли, изучать пьесы. Потом меня увидел основатель театра «Вариант» Сергей Губарь и пригласил работать в свою труппу.

    – Как это произошло?

    – «Вариант», как и наша самодеятельная студия, располагался тогда в ДК «Строитель». Иногда мы подсматривали, как они репетируют. Оказалось, они тоже подсматривали за нами. Однажды Сергей Губарь зашел на нашу сказку посмотреть, потом ко мне подошел. Мой брат уже работал в «Варианте», но то, что я его сестра, Губарь не знал. Говорит: «А ты не хотела бы работать в театре?» У меня душа в пятки ушла: «Я?». «Да, ты».

    – Это было престижно?

    – Конечно! Помню, Андрей Шимко зашел в ДК к Анатолию Семеновичу, встречает меня и говорит: «Катя, ты представляешь, Алиса Фрейндлих набирает курс! Поехали в Питер, будешь поступать». А Фрейндлих – это моя любимая актриса, я ее просто обожаю. На что я отвечаю: «Ты что, Андрей? Меня Губарь в театр работать пригласил». Было мне тогда 16 лет. С трудоустройством все было серьезно – хозрасчет, запись в трудовую книжку: «актер вспомогательного состава».

    Комната №89


    – Помните, как пришли в «Вариант»?
    – Это была комната №89. Сергей Николаевич говорит: «Мы делаем постановку «Утиная охота» Александра Вампилова, сейчас репетиция начнется, я попробую тебя на роль Ирины. Ничего не нужно будет делать, только зайти и сказать: «Здравствуйте, это редакция?» и выйти». Мы репетировали эту фразу два с половиной часа, потому что я играла, а нужно было просто увидеть людей и задать вопрос. В результате Сергей Николаевич Губарь посадил меня в зал смотреть, как проходят репетиции, на целый год.

    – Год?

    – Да, не допускал меня до сцены. У меня была фотографическая память, так что все, что делали мои коллеги, как говорил Сергей Николаевич Губарь, «снимала». И он заставил меня пойти в библиотеку, где я прочитать пьесу «Утиная охота», но ничего в ней по молодости не поняла.

    – Не было отчаяния, что сразу не дали выйти на сцену?

    – Нет, восприняла это как должное, я же была без образования, актрисой V разряда вспомогательного состава с половиной ставки реквизитора. А так наблюдала игру коллег, анализировала роли, тактические, режиссерские ходы. Сергей Николаевич учился в Щукинском училище в Москве, дал мне учебник своего учителя по актерскому мастерству. Я тогда не понимала, что такое «конфликт», «воздействие» и прочее.

    – Год прошел и…?

    – Во мне произошел переворот, поняла, что ничего не нужно играть, нужно эмоционально чувствовать роль и пользоваться своим инструментом. Инструмент актера – это он сам. Его психология, психофизика, эмоции, слух. То есть нужно взять, например, Чичикова, пропустить его через себя, не утратив при этом того, что вложил в персонаж Гоголь. И с 17 лет я начала играть все, была задействована во всех спектаклях. Коллеги говорили, что я самородок и мне учиться не надо, но Сергей Николавеич изначально отправлял меня в институт. В результате я закончила театральный институт в Екатеринбурге. Училась у заслуженного деятеля искусств, профессора Вячеслава Ивановича Анисимова – ученика театрального мэтра Георгия Товстоногова. В «Варианте» практически все артисты отучились у Анисимова.

    – Вы артист какого плана?

    – Характерная лирическая героиня. «Характерная» – это широта диапазона: могу играть трагедию и комедийные роли. Лицо и голос у меня для лирических ролей.

    – Ваш стаж 20 лет, какая роль запомнилась больше всего?

    – Я играла Розалину в пьесе Григория Горина «Чума на оба ваши дома». Это продолжение истории Ромео и Джульетты. Дмитрий Плохов, сейчас он работает в Серовском театре имени Чехова, играл Антонио, двоюродного брата Ромео. Это была для нас очень тяжелая работа. Спектакль с перерывами делали два года. Вообще все роли любимые. Одна из последних – Надя Кузякина из спектакля «Любовь и голуби». Его поставил мой любимый партнер Дмитрий Плохов. Некоторые люди подходили после премьеры и говорили, что не смотрели фильм, но теперь обязательно посмотрят. Сам же актер понимает, что спектакль попал в точку, только после того, как пройдет с десяток показов. Если постановка живет, это для актера и есть счастье.

    Современная драматургия не для меня


    – Почему покинули «Вариант»?

    – Сознательно ушла со сцены: поняла, что в этом театре для меня нет дальнейшего развития. Переезжать в другой город, когда у тебя семья – проблематично. И я решила передавать опыт молодому поколению. Тем более сняли Сергея Губаря, после чего я отыграла лишь один сезон. Пошла современная драматургия, которую я совершено не воспринимаю.

    – Не тянет вернуться?

    – Сцена – это наркотик, и потому мои коллеги говорили: «Да ладно, Катя, ты вернешься». Но нет, не тянет.

    – Подготовились к новому этапу в жизни?

    – Совершенно не знала, когда уходила, что буду делать. Был такой крах. Как выживать, не знала. Муж, Артур Бушманов, поддерживал: «Катя, ты же всю жизнь хотела создать детский театр». Но требовались свет, аппаратура, костюмы… Был только опыт, в том числе и опыт работы с детской студией при «Варианте».

    – Ваша театральная студии «Три апельсина» отметила пятилетний юбилей. А как проходил первый набор?

    – Студия появилась при школе №4, с ее учениками мы и делали театрализованные концерты. Первый спектакль был по пьесе Елены Чайниковой «Секрет молодости». С этой новогодней сказкой мы проехали по всем школам. С 2016 года студия находится в ДК ПНТЗ. Первая работа в ДК – «Тайна новогодних часов», которую посмотрели около 9000 зрителей. В 2017 году «Новогоднюю академию волшебства» посетило уже 12000 человек.

    Сотовые – сдаем


    – Сколько в студии детей? И почему «Три апельсина»?

    – Начинали с десятка человек, сейчас – семьдесят, в возрасте от 4 до 18 лет. Три апельсина символизируют любовь, свободу, верность.

    – В чем отличие маленьких актеров?

    – Ребенок-актер более открыт и естественен.

    – Как делаются спектакли?

    – Это командная работа. Сценарии пишет Кристина Костина, специальные роли под наших детей. Сценарии я заказываю и Оксане Розум – ученице драматурга Николая Коляды, которая сейчас живет в Хабаровске. Задействованы два композитора – Артур Бушманов и Олег Касаев. Танцы ставят педагоги-хореографы Анастасия Банникова и Татьяна Ряпосова. Песни в спектаклях озвучивают певицы Любовь Гимазетдинова, Юлия Старикова.

    – Как театр влияет на современных детей, зависимых от гаджетов?

    – В театральной студии им не до телефонов, потому что они все увлечены делом. У них партнерские отношения: дети разговаривают друг с другом, а не переписываются по сети. Дети на сцене часто выручают друг друга, подставляют плечо. Телефоны, конечно, у всех есть, но у нас правило: пришли на репетицию – телефоны сдаем.

    – Что вас вдохновляет?

    – Вчера играли «Апельсиновые сказки». В холле на первом этаже ДК сидит ребенок и ударяет себя кулаками по коленям, повторяя каждый раз: «Мама, я хочу на «Три апельсина», мама, я хочу…». Ради таких детей стоит работать.

    – Чего достигла студия за пять лет?

    – Коллектив стал большой семьей. Мы – лауреаты I степени международного конкурса искусств «Родники России». Девять наших выпускников поступили в Екатеринбургский государственный театральный институт. А конкурс там около ста человек на место! Кто-то уже получил диплом, кто-то еще учится. Наша выпускница Лера Маковская работает в Москве педагогом по актерскому мастерству.

    – Сейчас над чем работаете?

    – Выпустили юбилейный спектакль «По желтой кирпичной дороге». Готовимся к внутристудийному конкурсу по актерскому мастерству. На лето есть планы. Если кто-то хочет попробовать себя в роли артиста, приглашаю в «Летнюю лабораторию», которая откроется 27 мая. У нас будет три смены.

    – Планы на будущее?

    – Создать на базе студии детскую театральную школу. Посмотрим, ребята у меня все талантливые!

    Андрей Попков


    Похожие новости
  • НА ШВЕЙНЫЕ МАШИНЫ И КОМПОЗИТОРА
  • «Я СОЧИНИЛ ГИМН ДЛЯ «ВЕСЕЛОЙ КОЗЫ»
  • АКТЕРЫ И ЗРИТЕЛИ – ДЕТИ
  • ЗА МОЛОКОМ И МОТОЦИКЛОМ

телефон редакции: +7 (3439) 64-87-66

почта редакции: vecher15@yandex.ru

Событие недели
  • Оценили будущее

    Кроме читателя, работу журналиста порой оценивает компетентное жюри – случается и нам участвовать в конкурсах.

    Подробнее
Школьный квартал
Наши проекты