Вечерний Первоуральск
» » » НЕБО. САМОЛЕТ. ФОТОКАМЕРА
» » » НЕБО. САМОЛЕТ. ФОТОКАМЕРА

    НЕБО. САМОЛЕТ. ФОТОКАМЕРА


    Сделаны десятки тысяч фотографий, но телеоператор, а сейчас создатель мультфильмов в студии анимации ИКЦ Вадим Шолохов упорно не считает себя фотографом. Но не снимать Вадим не может, в мае в ИКЦ открылась его дебютная выставка «Полет глазами пассажира».

    Вначале…пустая пленка


    НЕБО. САМОЛЕТ. ФОТОКАМЕРАФотографией Вадим Шолохов занимается уже на протяжении двух десятилетий, хотя впервые взялся за фотоаппарат еще раньше. Родители подарили камеру сыну, ученику четвертого класса, на день рождения.

    – Это был пленочный фотоаппарат «Смена 8М», в Советском Союзе он специально выпускался для школьников, – вспоминает Вадим. – Я записался в фотокружок, начал его посещать. Все проявляют, закрепляют, в результате у них на пленке что-то появляется, а у меня – ничего. В другой раз – вновь пусто. Одна, вторая, третья пленка – результат тот же. Я ушел из кружка, решил, что, видимо, это не мое. Потом выяснилось, что фотоаппарат был с заводским браком.

    Так что рождение фотографа Шолохова произошло уже в зрелом возрасте. К тому времени Вадим с отличием закончил техникум по специальности «техник-строитель», отслужил два года в армии и уехал из родного Норильска. Оказавшись в Первоуральске, Шолохов, по его словам, «потыкался» с красным дипломом по предприятиям и организациям. На дворе были лихие 90-е: инфляция, задержка зарплат, сокращения, потому никуда молодого строителя не взяли. И совершенно случайно Вадим устроился на первоуральское телевидение, тогда это был «21 канал», потребовался там эфирщик

    – Познакомился с фотографом «Вечернего Первоуральска» Сергеем Баталовым, – рассказывает Вадим Шолохов. – Посмотрел, как он работает, и что-то, видимо, отложилось. А потом, через год, уже уехав в Екатеринбург, купил хороший пленочный фотоаппарат «Зоркий».

    После «Зоркого» был советский дальномерный фотоаппарат «Фэт», который сменил однообъективный зеркальный «Зенит». Фотографировал Шолохов изредка и для себя. Что-то получалось, но прорыв в фотографии у него случился с появлением цифровой фототехники в 2003 году.

    Маленький свидетель


    НЕБО. САМОЛЕТ. ФОТОКАМЕРАНачинал Шолохов с портретной съемки, фотографировал домашних. Потом переключился на природу, но вовремя осознал одну таинственную, поразившую его до глубины души вещь...

    – Я понял, что поля, горы, закаты и восходы были и будут всегда. Проходят столетия, а они практически неизменны, как Луна, например, – объясняет Вадим свои тогдашние ощущения, которые стали концепцией. – И я стал снимать приметы уходящего времени. Сейчас беру свои архивные съемки начала 2000-х годов и вижу, что люди по-другому одевались, с другими прическами ходили, машины другие ездили. Архитектура, вывески… Все было другое. А всего-то прошло полтора десятка лет! Мне любопытна не суть изменений, я их не анализирую, мне интересно запечатлеть факт, то, что было. Я ощущаю себя маленьким свидетелем эпохи, если хотите.

    В процессе съемок Шолохов заметил, что наиболее полно момент отражает техника, например, трактора, поезда, автомобили, самолеты. Особенно самолеты. Первый раз Вадим полетел на авиалайнере еще школьником в середине 80-х. Ил-86 направлялся из Москвы в Сочи. На тот момент это был новейший самолет: первый массовый пассажирский, широкофюзеляжный, в поперечном ряду – девять посадочных кресел. Это произвело на мальчишку сильное впечатление.

    – Все время полета, около двух часов, я проходил по салону, все изучал, – вспоминает Вадим Шолохов. – Мне нравилось летать всегда. Хотя разное бывало, помню, как меня тошнило в Ил-14 при прохождении воздушных ям.

    Вадим рос, а самолеты старели. Так, Ил-86 окончательно списали в 2011 году. Двумя годами раньше «маленький свидетель эпохи» Шолохов в очередной раз летел на Ил-86 и понимал, что этот полет будет последним на «первом советском широкофюзеляжном»… Получалось, что пассажир есть, а самолета, который прошел через его детство, жизнь, больше нет – разрезан на металлолом и утилизирован. Затем та же история повторилась с Ту-154 и другими.

    Надо отметить еще одно обстоятельство биографии Вадима: при всей любви к самолетам желания стать летчиком у него не было. Вернее, мысли приходили, но никаких действий в этом направлении Шолохов не предпринимал. Однако в небо подниматься все равно пришлось. И довольно часто, пусть и в качестве пассажира. В течение 15 лет Шолохов работал оператором в Уральской окружной телекомпании «Ермак». Делал новости, сопровождая в поездках полпреда президента по УрФО. Иногда в неделю доходило до пяти полетов. Летали в различные регионы России и за рубеж: в Турцию, Монголию, Киргизию, Вьетнам. Военная российская база в Таджикистане, пресстур в Китай и так далее. Так Шолохов посетил более двух десятков стран, на самолетах 20 типов.

    – Самый мой любимый – «Кукурузник» Ан-2, – улыбается Вадим. – Самолет начал летать при Сталине, летает до сих пор и еще будет летать.

    Снимать из иллюминатора Шолохов начал в 2003 году. Обычно люди снимают лайнеры с земли, идущие на посадку или взлетающие, а Шолохов – в полете. При этом на фототехнику среднего класса. Профессиональная – более громоздкая. А у телеоператора и без того с собой большая видеокамера, штатив, рюкзак с аккумуляторами, микрофонами и проводами. При этом часто Шолохов летал на сюжеты один, и за оператора, и за журналиста. Иллюминаторные съемки делал для себя. Складывал, складывал, складывал в архив. Сотни, а потом и тысячи фотографий дожидались там, пока в 2009-м Вадим не стал наконец-то выкладывать некоторые фото в Интернет.

    Самолет в радуге


    НЕБО. САМОЛЕТ. ФОТОКАМЕРАТак уж вышло, что на творческий путь фотографа Шолохова дважды кардинально повлиял Первоуральск: сначала личным примером фотограф «Вечерки» Сергей Баталов, а потом – сотрудники ИКЦ, где Вадим сейчас работает в студии анимации.

    – Я ни в коей мере не считаю себя профессиональным фотографом, нет, нет, ни в коем разе, – говорит Вадим. – Я телевизионный оператор. Да, я умею фотографировать, потому что там и там все дело в композиции, а разница – в технике. Потому для меня стало неожиданностью, когда руководитель нашей студии анимации Сергей Айнутдинов предложил сделать из моих снимков выставку. А так бы они еще лет 20 пролежал.

    При подготовке выставки оказалось, что фотографий очень много.

    – Чтобы просто бегло просмотреть свои архивы, где десятки тысяч фотографий, потратил несколько дней, – говорит Вадим. – Выбрать материал для выставки «Полет глазами пассажира» мне помогли коллеги из ИКЦ. Сначала отобрали 400 фото, потом из них – 30. Хороших качественных фото хватило бы еще на десяток аналогичных экспозиций. Для меня самые красивые пейзажи на севере, за Полярным кругом, так как я сам – сибиряк.

    Выставка «Полет глазами пассажира» расположилась на шестом этаже ИКЦ, практически на высоте птичьего полета. Хоть и ниже летящего самолета, но ведь воспарила!

    На фотографиях, снятых с борта самолетов и вертолетов, много интересного. Например, оптический эффект «Глория», когда тень от самолета на фоне облаков вокруг покрывается радугой. Или рукава большой Оби на закате, словно потоки расплавленного золота. На фото: район около Екатеринбурга – аэродром ДОСААФ, заполярные поселки, полдень в Приполярье. Под крылом самолета: Сургут, побережье Южно-китайского моря, озеро Иссык-Куль, река Кама, рукава Иртыша, полуостров Ямал.

    Восхитительна панорама Салехарда – единственного города на планете, который расположен на границе Полярного круга, то есть на 66-й широте. Вадим пролетал над ним в 2004 году. С тех пор Салехард сильно разросся, но главное осталось неизменным: городской аэропорт находится уже за Полярным кругом, а город – перед ним.

    НЕБО. САМОЛЕТ. ФОТОКАМЕРА– Прямо иллюминатор в полете открыт? – спрашивали автора выставки особо въедливые посетители, глядя на очередное фото. – А что, так можно?

    – Это же август, Киргизия, Иссык-Куль, очень жарко, да и вертолет Ми-8 военный, им можно, – отвечал Вадим.

    Граф Яхромский


    У Вадима есть еще одно воздушное хобби. Шолохов составляет авиационные реестры. Если человек получает паспорт, то каждый самолет – заводской номер. По нему можно отследить судьбу воздушного судна: когда был построен, где летал, какое управление гражданской авиации его использовало. Какие были происшествия с ним, приключения, где и когда был списан и даже где был разобран и утилизирован. Единого государственного реестра самолетов не существует. Этим занимаются энтузиасты. Так, практически весь реестр самолетов Ан-2, выпущенных в СССР, а потом и в России, куда входит более 15 тысяч воздушных судов, составил Вадим Шолохов.

    А еще благодаря неравнодушию к небу Шолохов стал графом Яхромским. Или князем Яхромским, как кому нравится.

    – Мне однажды довелось летать на воздушном шаре. Потом меня посвятили в воздухоплаватели, – улыбается Вадим. – Согласно обычаю, на месте первого приземления поставили на сдутый купол шара на колени, немного подожгли волосы, которые тут же потушили пивом. И нарекли по месту посадки у реки Яхрома – а дело было под Москвой – графом Яхромским. Титул – это тоже часть ритуала.

    Кстати, на одной фотографии с выставки «Полет глазами пассажира» запечатлен с борта самолета старт воздушного шара на рассвете. Шар и самолет: в воздух поднялись представители разных исторических эпох. Поднялись в незыблемое небо, которое, по убеждению Вадима Шолохова, в отличие от тех же летательных аппаратов, вне времени.

    Андрей Попков


    Похожие новости
  • Давайте послушаем!
  • Ангел «Оленьих ручьев» без фотошопа
  • Помните, каким он парнем был...
  • Что наша жизнь? Игра!

телефон редакции: +7 (3439) 64-87-66

почта редакции: vecher15@yandex.ru

Событие недели
  • Кому когда станет тепло

    План-график установления циркуляционного режима теплоснабжения жилого фонда городского округа Первоуральск в отопительный период 2019-2020 года

    Подробнее
Школьный квартал
Наши проекты