Вечерний Первоуральск
» » » ЗА ТЫСЯЧЕЙ ОБРАЗОВ, ПОД ВОРОХОМ СЛОЕВ
» » » ЗА ТЫСЯЧЕЙ ОБРАЗОВ, ПОД ВОРОХОМ СЛОЕВ

    ЗА ТЫСЯЧЕЙ ОБРАЗОВ, ПОД ВОРОХОМ СЛОЕВ


    Создают новый мир меньше, чем за месяц, или накрывают аппетитный стол из поролона, или увеличивают человека на три-четыре размера за минуту. Это лишь выборочное описание рабочих будней художников-постановщиков, модельеров и костюмеров театра драмы «Вариант». «Не работа, сказка!» – определяют вариантовцы. А что? Ведь не поспоришь!

    Прогулка по эпохам


    С идеи, с эскиза, и только потом с вешалки начинается работа над каждым спектаклем в театре драмы «Вариант». От декораций до костюмов – над всем работают сообща, рассказывает Людмила Штебнер, художник-постановщик театра драмы «Вариант».

    – Мы совмещаем несколько профессий сразу: постановщик, декоратор, бутафор, создатель костюма. Мы же определяем и художественную концепцию спектакля – на пустой сцене создаем иллюзию любой бытовой сцены, сказки, волшебства, да чего угодно. Все это, конечно, не без помощи художника по свету. Нам помогают коллеги из декорационного цеха: изготавливают по нашим эскизам разные предметы. Например, вот эта шкатулочка…

    Людмила Освальдовна крутит в руках довольно внушительный черный деревянный ящик. Что там? Секрет? Действительно.

    – Да, она с секретами, там прячут колоду карт из «Игроков» по Гоголю, у которой даже есть свое имя – Аделаида Ивановна, – открывает Людмила Штебнер один за одним маленькие ящички. – Сейчас это, можно сказать, полуфабрикат, заготовка, декорирование шкатулки еще предстоит закончить.

    ЗА ТЫСЯЧЕЙ ОБРАЗОВ, ПОД ВОРОХОМ СЛОЕВ

    Что до натуральности реквизита, тут все зависит от спектакля. Иногда «ненастоящесть» должна выглядеть таковой совершенно нарочито, а порой для эффекта, который задумал режиссер, требуется абсолютный реализм. К примеру, в «Золотом ключике» была задача добиться максимальной приближенности к итальянским реалиям XVII века в стиле дель арте. Курица и рыба из таверны – натуральный… поролон, только искусно выкрашенный. Полено, которому предстоит стать Буратино – тоже.

    Людмила Освальдовна рассказывает, что вместе с основами рисунка знания по истории и истории искусства – основные для художника-постановщика. Разумеется, всего упомнить невозможно. Книги по истории костюма и искусства, приобретенные Людмилой Освальдовной еще в студенчестве, располагаются по соседству с ее рабочим местом. Прически, платья, туфли, веера, виды кружев, предметы мебели – все должно соответствовать духу определенного времени. В театре знают наверняка: предметам, от которых явно сквозит современностью, зритель, как и Станиславский, может не поверить.

    – Кроме того, что реквизит должен соответствовать эпохе, он должен быть легким, не царапать, не оставлять занозы. Используется специальная краска, чтобы не испортить костюмы. Актеру должно быть комфортно в работе. И хорошо сделанный реквизит помогает ему лучше вжиться в роль, поверить в ситуацию, – рассказывает Людмила Штебнер.

    Более тысячи


    Без чего в роль невозможно вжиться точно, так это без костюма. Как правило, все наряды отшиваются с нуля. Однако швея в театре – совсем не та, что в ателье. Последняя может воспользоваться готовыми лекалами. Театральные модельеры трудятся над образами на грани инженерии. После получения эскизов от художников-постановщиков начинается разработка конструкции костюма. Технология пошива должна быть таковой, чтобы конечный результат совпадал с эскизом. Лишь тогда цикл «набросок-результат» можно считать завершенным и удавшимся.

    По приблизительным подсчетам Ольги Поторочиной, художника-постановщика и заведующей костюмерной, в театре драмы «Вариант» костюмов более тысячи. Поднимаешь голову, а перед тобой на вешалке – целая жизнь придворных дам, джентльменов, рабочих, фантастических героев – кого угодно. Среди костюмов старожилы – наряды для «Айболита» и «Золушки». Им порядка 30 лет, без реставрации, конечно, не обошлось. И как же тут устроен порядок? Ольга объясняет:

    – У каждого артиста – своя ячейка, там и висят его костюмы для всех спектаклей. Раньше их распределяли по постановкам, но первый вариант удобнее, так как актер, к примеру, сам забирая свой костюм, точно сможет его найти и не запутается.

    Хранить сложносочиненные конструкции костюмов в чистоте и порядке – тоже задача костюмера. Вопреки опасениям, объемные наряды стирать несложно. Многослойные наряды императриц и пажей легко раскладываются на воротнички, манжеты, юбки, корсеты и так далее.

    – Все продумано заранее, – подтверждает Ольга Поторочина.
    Наперед предусмотрено и другое: рвать сценические рукава и кафтаны – безопасно. Костюм трансформируется по плану – детали просто приметываются.

    Где обувь и петельки?


    То, что случается в театре, напротив, вне плана, рождает не столько неудобства, сколько курьезные ситуации, которые художники и модельеры потом вспоминают с улыбкой.

    – Как-то нам нужно было очень быстро дошить герою жилетку. Да еще и актеру нужно было в нее быстро переодеться во время спектакля, потому что он менял образ, играл две роли. И вот, когда он переоблачился в другой костюм, оставалось застегнуть жилетку, оказалось… мы забыли прорезать петельки! Доделывали на месте, – рассказывает Татьяна Целовальникова, художник-модельер театра драмы «Вариант». – А артисты – люди творческие, началась паника: и петельки вроде прошиты, и пуговки, а он бегает и кричит: «Не застегивается жилетка, что такое?!»

    Вместе с тем Ольга Поторочина вспомнила еще одну забавную историю, где в главной роли была уже актриса.

    – Во время спектакля одна из артисток практически оставила на сцене обувь. В процессе игры туфли легко слетели с ног. Но это удалось скрыть. Удаляясь со сцены, актриса доигрывала мизансцену и потихоньку подпинывала обувь к кулисам. Благо, пышная длинная юбка позволила сделать это незаметно.
    Что ж, настоящий профессионал виду не подает.

    ЗА ТЫСЯЧЕЙ ОБРАЗОВ, ПОД ВОРОХОМ СЛОЕВ

    Обстановка накаляется?


    Держаться в образе нужно и когда… попросту жарко. Художники-постановщики и модельеры рассказывают, что, вероятнее всего, во время выступления артисты теряют в весе. Самые очевидные «горячие» костюмы в сундуке «Варианта» – меха из «Сказаний о земле Уральской», но если с ними все предельно очевидно, что можно сказать об остальных нарядах?

    Одни как торт «Наполеон»: исподнее, рубашка, жилетка, сюртук, парики, массивные шляпы. Другие – «утяжеляющие».

    – Есть спектакли, где образы требуют «толщинок». Герои «Семейки Свиндсон», например – там складочки, или же Карабас Барабас из «Золотого ключика», у него накладной живот. Оптимальный вариант в этом случае – синтепон, – поясняет Людмила Штебнер.

    Татьяна Целовальникова добавляет:

    – Многие используемые ткани – в основном, синтетические, хотя нижний слой костюма, который прилегает к телу, мы стараемся делать из натуральной хлопчатой ткани. Дело в том, что, к примеру, синтетический бархат со сцены смотрится лучше, выигрышнее, хотя может и проигрывать по определенным свойствам натуральному.

    Но не стоит думать, что в театре пустует место «натуральных» нарядов. Эту ситуацию охотно исправляют сами первоуральцы. При подготовке спектакля «Золотой ключик» театр «Вариант» кинул клич в народ: нужны старые шторы и скатерти, плюш. Горожане откликнулись. Практика такая, кстати, периодически повторяется. Так в театре оказываются, скажем, старая военная форма, фуражки, погоны и эффектные суконные шинели.

    Мария Злобина


    Похожие новости
  • НА ШВЕЙНЫЕ МАШИНЫ И КОМПОЗИТОРА
  • КОЛЕЯ ИСТОРИИ
  • У Михайло Потапыча уже весеннее настроение
  • У театра будет своя улица

телефон редакции: +7 (3439) 64-87-66

почта редакции: vecher15@yandex.ru

Событие недели
  • Как стать волшебником к 1 сентября

    Уважаемые читатели! Давайте почувствуем себя волшебниками, для этого всего-то и нужно, что помочь собраться к школе. Неважно, что это – пишущая ручка или рюкзак, а то и модный бантик: сообща мы

    Подробнее
Школьный квартал
Наши проекты