-12°C
logo

Баннер на главной

ПЛЕНЭР В САХАРЕ

20.02.2019

Я, мам, на день-два…

ПЛЕНЭР В САХАРЕ


ПЛЕНЭР В САХАРЕ

Парадоксально: эпоха великих географических открытий осталась в прошлом, белых пятен на глобусе не осталось, а люди-«кругосветки» продолжают рождаться. Один из них – первоуралец, художник-путешественник Андрей Шевченко. И если были в его жизни моменты, когда он оставлял живопись, то неутолимая тяга дальних странствий горела в Андрее Владимировиче всегда.

Я, мам, на день-два…

У Андрея Шевченко, сколько он себя помнит, а родился он в 1976 году, было одно желание – покинуть Первоуральск. Не то что, будучи ребенком, а потом юношей, Андрей не испытывал к своей малой Родине теплых чувств. Просто мыслил Шевченко в ином масштабе. Так, границы самого Первоуральска в восприятии мальчика совпадали с границами всего Среднего Урала. Был и еще фактор, определивший его дальнейшую судьбу: в раннем возрасте Андрея записали в Первоуральскую художественную школу, где он ходил в одну студию, потом в другую.

И если в художественной школе, по словам самого Андрея, он был «обычный средний ученик», то путешественником он был самым необычным.
– Я запоем читал романы Жюля Верна, все книги на эту тематику в детской библиотеке прочитал, – рассказывает Андрей Шевченко. – А потом ползал с велосипедом по окрестностям Первоуральска.

«Ползал» – это мягко сказано. Иногда мальчик пропадал из дома надолго. Однажды 14-летний Андрей в дни летних каникул совершил трехдневное путешествие до Нижнего Тагила.

– Я поехал туда на велосипеде через лес, по тропинке, по которой только так и проедешь, – рассказывает путешественник. – Проехав через Старую Утку, первую ночь я провел в деревне Висим, где меня пустили на ночлег незнакомые люди, починили и велосипед, который сломался. Вторую ночь провел на вокзале в Тагиле.

Прокатившись по Тагилу, юный исследователь вернулся в Первоуральск на электричке, весьма довольный. Мама героя, Татьяна Владимировна, с далекой от романтики профессией – бухгалтер на птицефабрике, в таких случаях не спешила заявлять о пропаже сына в милицию, а потом браться за ремень.

– Родители меня не теряли: обычно я предупреждал, что уеду на день-два, – говорит Андрей Шевченко. – Привыкли: такого не было, чтобы я дома сидел, если была возможность уехать.

И как остановишь такого? Если заветная цель сына с самого раннего детства – это кругосветное путешествие. Плыть предполагалось на яхте, а стартовать – с пристани тогда еще Ленинграда, а дальше – по всем морям и океанам Земли.

Как на художника на Андрея повлиял его педагог Петр Клименко, а позже так называемые «семидесятники». Это московская школа, которая отошла от реализма и ушла в мистику вплоть до сюрреализма. Закончив худграф в Магнитогорском госуниверситете, получив диплом художника-педагога, преподавателя рисования и черчения, Андрей проработал год в «Уралгеодезии» штукатуром-маляром. Затем Шевченко отправился в Питер, где был вольнослушателем в художественно-промышленной академии имени А.Л.Штиглица, где он выучился на скульптора. Это привело к тому, что на три года Андрей Владимирович осел в Первоуральске, где в багетной и скульптурной мастерской изготавливал скульптуры.

Не все так страшно

Сняться с якоря помог кризис 2008 года. Фирма, где работал Андрей, разорилась. Шевченко переехал в Москву, где работал в Музее истории русского шоколада, а потом занялся изготовлением скульптур.

– На тот момент я боялся дальних стран, потому что не знал языков. Но потом, общаясь в столице с путешественниками, которые легко с копейкой в кармане совершали кругосветные путешествия, вдохновился, – говорит Андрей Владимирович.

В 2010 году Шевченко предпринял первое масштабное путешествие: из Москвы автостопом добрался до Первоуральска, на поезде – до порта Ванино в Хабаровском крае, и на пароме – до острова Сахалин, потом – в северный Китай и обратно в Россию через Казахстан.

– От Владивостока до города Муданьцзян я добрался автостопом, потом автобусом до Харбина, поездом – через Пекин. Английского не знал, но китайцы его тоже не знали, потому я понял, что не все так страшно, – говорит путешественник.

В тот момент Андрей не рисовал. Схематичные наброски – не в счет. В 2012-м он совершил трехмесячное путешествие: из Москвы улетел в Сингапур, оттуда – в центральную Яву в Индонезии, потом через Малайский полуостров – в Бирму, Индокитай, и через Манчжурию вернулся в Россию. И вновь по итогам масштабного путешествия не было сделано ни одной картины или зарисовки карандашом.

– Художник во мне, казалось, умер еще в 2006 году, когда я занялся конъюктурой – делал скульптуры на заказ, – объясняет Андрей Шевченко. – Дело в том, что когда ты раз за разом ломаешься перед заказчиком, вдохновение уходит, все превращается в ремесло и со временем становится ненавистным.

Пленэр в Донецке

– Однако в 2016 году я приехал Донецк, где с другими художниками мы провели пленэр, – рассказывает Андрей Владимирович. – Почти месяц мы ездили по окрестностям Донецка и Луганска и рисовали. По итогам этой экспедиции у меня прошла в Донецке выставка, которую затем показали в Москве.
Так и пошло. С этого времени каждое путешествие Шевченко было связано с каким-то пленэром. Андрей побывал на Колыме, в Западной Европе, автостопом добрался из Магадана в Люксембург. Названия персональных выставок Шевченко говорят сами за себя: «Путешествие из Петербурга в Москву», «Страна ОЗ», «Путешествие на Памир», «Сюрреализм путешествий».

Последняя из данного перечня прошла в Первоуральске 15 лет назад. И вот в начале февраля в музее истории ПНТЗ открылась выставка «Восток-Запад, Арт-путешествие», где автор представил последние свои работы.

– На выставке – рисунки акварелью, сделанные в прошлом и позапрошлом годах, – говорит Андрей Шевченко. – Привез их из нескольких путешествий: в Египет-Израиль, в Индию-Индокитай-Китай, на Кавказ и на Ближний Восток-Шри-Ланку-Вьетнам-Гонконг. Из последнего я вернулся 1 января. Рисую то, что нельзя сфотографировать. Реальные люди, здания объединены в композиции. По сути, это эскизы будущих картин.

– Задача художника – открыть некий подтекст, некий тайный смысл в том, что он наблюдает, – говорит Андрей Владимирович. – Взять, например, Афганистан. Смотреть там нечего – все разрушено войной. Что касается природы, она там как у нас в Средней Азии, Таджикистане. Но интересны люди, которые пережили войну. Они улыбаются, приветливы. Вообще Афганистан – страна улыбок: хмурому человеку там проще нарваться на пулю, а так ты демонстрируешь миролюбие. И еще: афганцы в большинстве своем не привязаны к настоящему моменту – готовы умереть в данную минуту.

Действительно, там может погибнуть любой от случайной мины, обстрела. Так что это нация самураев. Кстати, Афганистан, Бирма и Эфиопия – это любимые мои страны. Они в меньшей степени похожи на европейскую цивилизацию, менее подвержены глобализации.

Это сны, предчувствия

– Картины, которые я писал до 2006 года, были предчувствиями, снами о будущих путешествиях, – уверен Андрей Шевченко. – Это, видимо, со всеми людьми происходит: если они чего-то сильно хотят, то в итоге это и получают.

Возможно, Шевченко прав, и каждого, кто «весел не бросил», ведет судьба. Был случай в Бирме, когда путешественник сильно заболел непонятной болезнью, похожей на малярию. Почувствовал себя плохо, еле-еле добрался до столицы страны Янгона.

– Начался бред, я лег в палатке спать, выпил бутылку рома, часть спиртного втер в кожу, очнулся от того, что меня всего облепили и кусали муравьи, – говорит Андрей. – Наутро я был уже полностью здоров.

Еще одна необычная история предшествовала написанию картины Шевченко «Автостопщик в Марокко» – человек сидит на чемодане среди песков пустыни Сахара и ждет попутку.

– Зимой 2017-го я был в Сахаре, это единственная пустыня, которую я не смог пересечь. В середине пути, а передвигался я автостопом по дороге из Марокко в Мавританию и Сенегал (известная трасса ралли Париж-Дакар – авт.), у меня поднялась температура, пришлось вернуться. И… сразу выздоровел. Видимо, это был некий знак.

По словам художника, ранее путешественники устраняли белые пятна земли, сейчас – белые пятна в своем сознании.

– Скоро все люди в той или иной мере станут путешественниками за счет глобализации, – считает Андрей Владимирович. – В Западной Европе, и это меня удивило, при всей их консервативности в них заложен некий принцип быстрого обновления, чего нет в России, где мышление больше апокалиптическое. Те же арабы, афроамериканцы в Европе – это полезная инъекция для общества, чтобы оно не замыкалось в себе. Это некий противоречивый источник информации, который европейцы переварят.

Следующее свое путешествие Андрей планирует совершить в Среднюю Азию, организовать вместе с единомышленниками в Самарканде дом для всех художников. Есть отдаленные планы посетить Америку.

– 27 февраля в 17.30 состоится закрытие моей выставки, приглашаю всех желающих, – говорит Андрей Шевченко. – Буду показывать фотографии и видеоматериалы из путешествий.

Похожие новости
  • КРОСС ШКОЛЬНОЙ НАЦИИ
  • РЫБАЦКИЕ ЗОРИ НАД ЧУСОВОЙ
  • «РОДНЫЕ НАПЕВЫ» ОТ КАВАЛЕРА ОРДЕНА ТРУДОВОЙ СЛАВЫ
  • Ставки на молодежь