Вечерний Первоуральск
» » » ВЫ ВЫСТОЯЛИ РАДИ НАС
» » » ВЫ ВЫСТОЯЛИ РАДИ НАС

    ВЫ ВЫСТОЯЛИ РАДИ НАС


    27 января – годовщина полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады. Мы предлагаем отмотать историю на 76 лет назад и взглянуть на те тяжелые события глазами ветерана Николая Борисова и Светланы Кибы. Точнее, глазами 18-летнего матроса, защищавшего Ленинград, и 3-летней девочки, которая там жила.

    872 дня боли

    Немцы взяли Ленинград в кольцо 8 сентября 1941 года, а 27 января 1944-го он был полностью освобожден. Фюрер принял решение стереть Ленинград с лица земли. Голод, холод, немецкие бомбы убивали ленинградцев 872 дня...

    Сдача Ленинграда – города Ленина – могла подорвать дух советских граждан и привести к панике. Город отстояли. Это ключевой фактор нашей Победы в Великой Отечественной войне.

    Голод

    В ноябре и декабре 1941 года городские служащие, иждивенцы и дети получали по 125 граммов хлеба в день. Рабочим выдавали по 250 граммов, а составу военизированной охраны, пожарных команд и истребительных отрядов – по 300 граммов. Нынешней жительнице Первоуральска Светлане Кибе было
    1 год и 2 месяца, когда началась блокада, ее братьям Славе и Владимиру – 2 года и 10 лет.

    ВЫ ВЫСТОЯЛИ РАДИ НАС

    – Отец-подводник погиб, мама работала с санитарами – выносила умерших. За это давали талоны на хлеб, по 125 граммов на человека, – рассказывает Светлана Киба. – Я помню себя с трех лет. От голода мы, я и младший брат, часто плакали, просили маму, чтобы она нам дала хоть что-нибудь. Игрушками мы уже не играли. Ползали по полу большой кухни. Мы жили в коммуналке, поэтому кухня была рассчитана на нескольких хозяек. Мы искали, где какая крупиночка, может быть, осталась. Старший брат Владимир помогал маме. Был малого роста, но тоже вывозил трупы, только не взрослых, таскать которые ему было не под силу, а детей…

    Вскоре от голода маленькая Света перестала ходить.

    – Меня носили на руках, – вспоминает Светлана Александровна. – Сделала первые шаги я только после эвакуации, уже на Урале. Я как-то сама встала и пошла. Все обрадовались. Мама была на работе, ее позвали. Она увидела, что я стою, и говорит: «Что ты стоишь? Иди!» А я не могу шаг сделать.

    После прорыва блокады в 1944 году начали, пусть и редко, ходить трамваи, снабжение горожан продовольствием значительно улучшилось. Ныне Почетный гражданин Первоуральска Николай Борисов, а тогда – 18-летний матрос Балтийского флота, моторист в 44-й бригаде торпедных катеров Кронштадтского морского оборонительного района, вспоминает:

    ВЫ ВЫСТОЯЛИ РАДИ НАС

    – На завтрак была перловая каша. Тогда, в основном, нам давали перловку. Хлеб тоже давали, при этом нам хватало. Затем иногда стали привозить американскую тушенку.

    Холод

    Первая блокадная зима 1941-1942 годов была самой холодной. Средняя температура не превышала -18°С. В некоторые дни столбик термометра опускался до -35°С. Не было привычных для Ленинграда оттепелей: морозы стояли до мая. В первую блокадную зиму погибло около 300 тысяч человек.

    – Мы жили в Кронштадте в двухэтажном доме, отопления не было, воды не было, электричества не было – ничего не было, – вспоминает Светлана Киба. – Мы постоянно ходили в одежде. Во время блокады толком не купались. Летом мама, конечно, стирала, мы могли кое-как помыться. Печка в квартире была, но когда сожгли мебель, ее стало нечем топить. Все время мы были под одеялами, все, что можно, набрасывали на себя. Лежали с братом целыми днями, ждали маму. А куда пойдешь на мороз? Родственников у нас не было, в доме мы остались одни. До Ладожского озера было недалеко – 10 минут ходьбы, но мама туда шла час и обратно час, была очень слабая.

    От холода и голода человек быстро лишается сил, его постоянно клонит в сон.

    – Однажды я задремал на посту, когда нас, матросов, использовали в качестве охраны ленинградских заводов, –вспоминает Николай Борисов. – Навалился на ограду, а автомат за спиной выстрелил. Пуля попала мне в пятку. Такой вот курьезный был случай.

    Бомбежки

    На Ленинград захватчики сбросили 150 тысяч тяжелых артиллерийских снарядов, а также свыше 107 тысяч зажигательных и фугасных бомб, которые разрушили 3 тысячи зданий и более 7 тысяч повредили.

    – Начинали бомбить, и мы прятались в подвал, – рассказывает Светлана Киба. – Старший брат в это время тушил с другими ребятами зажигательные бомбы. Некоторые соседние дома разбило, а наш уцелел. Через 20 лет после войны мама и Владимир приехали в Ленинград, так дом был на ремонте. Брат оторвал обои, а под ними – те, которые были при нас.

    Николая Борисова призвали в армию в конце октября 1943 года, но погибнуть он, как и всякий ленинградец, мог в любой день.

    – Постоянно шла бомбежка, – вспоминает ветеран. – Был маршрут у нас, какая группа где укрывается. Что касается выполнения боевых заданий, нас выпускали на них очень редко. И задачи были очень скромные: мы высаживали наблюдателей на берег Финского залива, чтобы не пропустить немцев к Ленинграду, стояли на страже. Когда частично сняли блокаду, наша бригада занялась охраной мостов в самом Ленинграде.

    Эвакуация

    Эвакуация началась 28 июня 1941 года и продолжалась до снятия блокады. Шла она, в основном, водным путем – через Ладожское озеро.

    – Случилось так, что у нас совсем хлеба не было, талоны то ли вытащили, то ли мама их потеряла, сама не помнит, – говорит Светлана Киба. – Неделю поила нас одной водой и, видя, что мы умираем от голода и что нам немного осталось, мама упросила одного из водителей грузовиков, что ходили по льду на «большую землю», взять нас. Пообещала ему буханку хлеба и бутылку водки. Ехали при открытых дверях. Я сама видела, как два грузовика, груженых хлебом, ушли под лед впереди нас. Наш водитель успел как-то вывернуть, вода доходила до середины колес. Конечно, ни хлеба, ни водки у мамы не было, водителя она обманула. Так мы добрались до вокзала. Поезда для эвакуации ждали три дня, наконец эшелоны прибыли. Так мама нас спасла.

    В поезде кормили, в вагоне была печка. На Урал эвакуированные ехали около месяца: все время пропускали военные эшелоны. Состав не раз бомбили.

    – При появлении немецких самолетов эшелон останавливался, и мы выскакивали из вагонов, – вспоминает Светлана Александровна. – Так было несколько раз. Брат всегда меня собой накрывал. В поезде он научил меня давать немцам дулю. И при бомбежке я им ее показывала: «Фигу! Фигу! Фигу вам!» Бомбили они сильно, многие тогда погибли.

    С вывозом ленинградских детей связана одна из самых страшных трагедий времен войны. Состав с двумя тысячами малышей был уничтожен немецким бомбардировщиком на станции Лычково 18 июля 1941-го. Немец прицельно сбросил на него порядка 25 авиабомб. Выжили 19 ребят, которые спрятались в картофельном поле. Всех погибших похоронили в братской могиле на кладбище Лычково.

    Поезд привез Светлану с братьями и мамой в Челябинскую область, где они и жили, пока не закончилась война.

    Салют в окна

    В блокаду погибли 632 тысячи ленинградцев. Многие погибали во время эвакуации и после нее, не были учтены и не вошли в число погибших. У выживших навсегда осталась в душе незаживающая рана.

    – Если я у мамы спрашивала о блокаде, она сразу начинала плакать, мне ее становилось очень жалко, и я больше не расспрашивала, – говорит Светлана Киба. – После войны мама хотела вернуться в Кронштадт, сделала запрос и получила на это разрешение. Но Владимир сказал ей: «Я не поеду. Если ты настаиваешь, я спрыгну с поезда, но туда все равно не вернусь». Мама говорит: «Так война закончилась, блокады уже нет!» А брат ей не верил. Он так был напуган, что не мог пересилить себя, чтобы вернуться.

    С Урала семья Светланы уехала в 1946 году и жила на Украине у маминой сестры. Здесь пережитый ужас повторился.

    – В 1947 году на Украине был сильный голод, идешь в школу смотришь: там человек мертвый лежит, и там, – вздыхает Светлана Александровна. – Возвращаешься из школы – мертвых уже нет, подобрали. А затем, уже после голода, мама работала в хлебном магазине, так мы не могли наесться хлебом, не могли насытиться.

    В самом Ленинграде снятие блокады праздновали словно День Победы.

    – Когда мы узнали об этом, сразу насели на командира, чтобы выдал нам патроны, – рассказывает Николай Борисов. – Он открыл сейф, раздал каждому по пять патронов. Мы открыли окна, выставили винтовки и начали салютовать. Так отметили освобождение от блокады. И в самом городе был дан салют.

    Андрей Попков
    фото автора и с сайта fotokto.ru


    Похожие новости
  • Первоуральск посвятит ЮБИЛЕЮ ПОБЕДЫ больше ста мероприятий
  • Поиск родственников участника Великой Отечественной
  • Евгений Куйвашев вручил ветеранам юбилейные медали к 75-летию Победы
  • В присутствии соседей и друзей

телефон редакции: +7 (3439) 64-87-66

почта редакции: vecher15@yandex.ru

Событие недели
ПРИЗВАНИЕ ТВОРИТЬ
Как "Вечерка" мышь лепила

ЕЛКУ НА ПОТОЛКЕ БАБУШКЕ НЕ ПОДАРИШЬ

ШЕДЕВР, СОБРАННЫЙ В ЛЕСУ