Вечерний Первоуральск
» » » ДЕТИ ВОЙНЫ НЕ ЗНАЛИ РУК ОТЦА
» » » ДЕТИ ВОЙНЫ НЕ ЗНАЛИ РУК ОТЦА

    ДЕТИ ВОЙНЫ НЕ ЗНАЛИ РУК ОТЦА


    У каждого – своя война. А память – одна на всех. Как и Победа. В том, что это так, убеждены активисты общественной организации «Дети погибших защитников Отечества». Как говорит председатель организации Татьяна Миленченко, ветераны приходят за тем, чтобы их Услышали. Бывает, и поворчат. И поплачут. И от каждого слышишь: жалею, что так и не узнал, какие они, руки отца. Своей войной «Вечерка» попросила поделиться саму Татьяну Николаевну. Получилась история, где будет и пулемет с ржавчиной новогородских болот, и медаль «За победу над Германией».

    Информбюро и не только

    Общественная организация появилась на свет в декабре прошлого года – при городском совете ветеранов войны и труда. Работу ведут активисты, на общественных началах. Действительно, по зову души. Прием – раз в неделю, по вторникам. С первых же дней сюда идут и идут люди. Как предупреждает Татьяна Миленченко, говорить о серьезных результатах пока рано. Сейчас главная задача – провести перерегистрацию тех, кто относится к детям погибших защитников Отечества, узнать, в какой помощи нуждаются наши ветераны. Всего их – 1800 человек.

    – Сложность, даже деликатность нашей работы заключается в том, что до сих пор на законодательном уровне само понятие «дети войны» так и не утверждено, – поясняет Татьяна Николаевна, закончив разговаривать по телефону – свободные минуты для разговора приходится выкраивать. – Поэтому считаю нашу работу очень важной: мы – своего рода центр притяжения и объединения.

    Нина Васильевна Мехрякова пришла в организацию «Дети погибших защитников Отчества» за советом и по делу. И поделилась своими воспоминаниями:
    – Маме дали в 1995 году в военкомате справку, что ее муж, Василий Павлович Гладких, пропал без вести в сорок первом. А недавно внучка в Интернете нашла, что папа воевал в 503 стрелковом полку, но фронт и место захоронения засекречено, оказывается, нашли его медальон, там фамилия указана была и дата регистрации брака. Как так, засекречено? Вот и хочу узнать, где же он похоронен.
    Я отца не помню, он ушел на фронт, когда мне было полгодика. Не знала его, и что его нет, как-то тогда спокойно воспринимала. Мама же есть… Помню, у нас в горке все гармошка стояла, папа на ней любил играть. Как бы трудно ни приходилось, мама ее не продавала. Все ждала, думала, что вернется, может, он в плену. Рассказывала, что папа с работы приходил, брал гармонь и шел по улице, а вокруг него дети плясали…
    Мама умирала, а под подушкой у нее были письма папы. О чем писал? Обо мне спрашивал, что вернется или нет – не знает… Вот, все вам рассказала.



    Да, здесь не только составляют базу данных. Активисты попутно проводят разъяснительную работу в части законодательства, выплат, льгот, куда обратиться по поводу розыска погибших на войне и так далее. Такое вот информбюро получается. Далее в планах – проведение культурно-массовых мероприятий. Сборник стихов «Памяти павших будем достойны» уже наготове.

    Работа с людьми – это серьезная нагрузка. Активистам помогает большой опыт. Так, Татьяна Миленченко много лет была начальником отдела по работе с семьей и детьми в управлении социальной политики. Как говорит руководитель общественной организации, выдерживать трудно, но надо стараться.

    Мама осталась сиротой в сорок первом

    Трудно же потому, что перекликается с личной историей.

    – Рассказывая о военном детстве, ветераны вспоминают не голод, а что босыми ходили. Мне тоже мама говорила, что у них была одна пара валенок на троих. И на улице надо побегать, и в школу идти. К нам приходят люди, которые росли без отцов. И всем не хватало ощущения, которое возникает, когда отец подходит и гладит по голове. Как это? А вот моя мама рано осталась сиротой. И не знала, как это, когда погладит по голове мама.

    Наш разговор смолкает… После фраза за фразой Татьяна Николаевна рассказывает… Ее мама родом из города Лысьва Пермского края, тогда – Молотовская область. Когда началась война, отца, Ивана Трифоновича Терехина, призвали в Трудармию, на строительство эвакуированных заводов в Губаху…. В Молотовскую область было эвакуировано более 30 промышленных предприятий, в основном, с Украины, а также из Ленинграда и Москвы, это не считая самого города. Когда Иван Трифонович вернулся в сорок пятом году домой, то при росте метр семьдесят он весил всего сорок пять килограммов... Ивана Трифоновича наградили – медалью «За победу над Германией», самого первого выпуска… Но это будет после Победы. А мы же возвращаемся в сорок первый, в Лысьву…

    – Весь дом и трое детей – двух, четырех и восьми лет – остались на моей бабушке. К сожалению, в том же сорок первом она заболела пневмонией. Лечить было нечем, условия жизни – тяжелейшие… И она умерла… Я потом видела данные, что в годы войны в тылу очень многие погибали от дифтерии и пневмонии… И очень правильно, что поставили стелу в память о тех, кто скончался в годы войны в тылу от голода, болезней и непосильного труда. Это единственный такой памятник в стране. И открыли его в Лысьве…

    О войне говорить было не принято

    Как добавила Татьяна Николаевна, был призван в Трудармию и дедушка по отцовской линии, Сергей Николаевич Рыбалкин. Он работал машинистом паровоза. Водил составы с углем, в глубокий тыл вел эшелоны с ранеными…

    – Ивана Трифоновича я застала в живых, как и его родного брата, который прошел всю войну и Победу встретил в Берлине. А вот второго деда – нет. Сколько помню, дома не было принято вспоминать о войне. Не любили рассказывать о пережитом ни сам Иван Трифонович, ни его брат. Наше поколение сейчас очень жалеет, что побоялось расспрашивать своих родных и близких, когда они были живы, – размышляет Татьяна Николаевна. – В те годы вообще тех, кто воевал и вкалывал в тылу, не считали героями. После войны прошло не так уж и много времени, все помнилось, как вчера... Я не видела, чтобы соседи-фронтовики 9 Мая доставали свои награды. Я сама увидела награды своих дедов, только когда их не стало… Их столько!.. Я их понимаю.
    Рассказывать, что пережил, очень трудно… Но я знаю, что у каждого была своя война – и у того, кто трудился в тылу, и у того, кто воевал. И у детей войны тоже…

    С ржавым пулеметом в Москву

    Татьяне Николаевне доведется «побывать на войне» уже много лет спустя. В девяностые годы. Тогда в Свердловской области только-только была создана ассоциация поисковых отрядов «Возвращение». Первый поисковый отряд «Антей» в Первоуральске был организован на базе школы №21. Его возглавил преподаватель истории Андрей Виноградов. В одну из экспедиций, в 1991 году, поехала и Татьяна Миленченко, тогда – заведующая отделом учащейся молодежи Первоуральского горкома комсомола:

    – Я помню, с нами были и ребята из СПТУ №7. Репутация у них была не ахти. Но вы бы видели, как они изменились там, на раскопках. На них повлияли и воспоминания местных жителей, которые делились, что им пришлось вытерпеть в оккупацию. Как женщины боялись за детей, потому что немцы любили стрелять от скуки… Как боялись всего. Врезался в память рассказ одной бабушки. В войну ей было семь лет. Она мечтала, чтобы ее отправили в Германию на работы, думала, что там-то будут кормить, она больше не останется голодной… Так оккупанты преподносили, мол, поедете в великую Германию работать и станете там процветать. Женщина все простить себе не могла, что оказалась такой глупой тогда…

    Память о войне, продолжила наша собеседница, остается как шрам.

    – И знаете, что еще… местные жители в лес за грибами и ягодами не ходили с того времени – столько там в земле осталось «железа»… Подтверждаем. Наш отряд много нашел оружия. Но ни медальона, ни останков, – добавила Татьяна Миленченко.

    На память об экспедиции первоуральцы повезли экспонаты для музея. Выходят на вокзале в Москве – с ржавым пулеметом на плече – и узнают, что в стране произошел путч. А они и не знали, просидели в новгородских болотах…

    В общественную организацию пришло письмо от губернатора Калининградской области. В области проходит беспрецедентная акция по уточнению мест захоронения советских воинов, павших в боях на территории Восточной Пруссии.
    Благодаря опубликованным архивам Министерства обороны РФ калининградские историки поименно выверяют списки захороненных здесь солдат и офицеров. В настоящее время в базе находится информация более чем о 145 тысячах советских воинов, имена которых увековечены на мемориалах в Калининградской области и на ближайших воинских захоронениях в Польше и Литве. Бывает так, что фамилия на мемориале не совпадает с местом, где захоронен погибший солдат. Поэтому если кто-то из первоуральцев соберется поехать в Калининградскую область, рекомендуется уточнить данные о погибших в электронной Книге памяти Калининградской области: http://www.kpko.ru.


    Наталья Подбуртная
    Фото Андрея Попкова


    Похожие новости
  • «Дети войны» с новым именем
  • В главном храме Вооруженных сил РФ увековечат память 
о первоуральцах
  • «Священная война» зазвучит на площади Победы
  • В присутствии соседей и друзей

телефон редакции: +7 (3439) 64-87-66

почта редакции: vecher15@yandex.ru

Событие недели
ПРИЗВАНИЕ ТВОРИТЬ
Как "Вечерка" мышь лепила

ЕЛКУ НА ПОТОЛКЕ БАБУШКЕ НЕ ПОДАРИШЬ

ШЕДЕВР, СОБРАННЫЙ В ЛЕСУ