Вечерний Первоуральск
» » » ЗНАМЕНА УТРАЧЕНЫ, НО НЕ ПАМЯТЬ
» » » ЗНАМЕНА УТРАЧЕНЫ, НО НЕ ПАМЯТЬ

    ЗНАМЕНА УТРАЧЕНЫ, НО НЕ ПАМЯТЬ


    Сегодня «Вечерка» расскажет о Григории Жеребцове – офицере первоуральского горвоенкомата, чье имя увековечено на фасаде учреждения. Но рассказ по праву будет считаться неполным, если не уделить внимания трагической судьбе 365 стрелковой дивизии, в составе которой он воевал. Очень много ее бойцов героически погибли в окружении подо Ржевом.

    Детали жизни

    В открытых источниках про Григория Жеребцова можно найти немного. Лишь краткие сведения о его звании, дивизии, где он служил и воевал, и сухие цифры документов – приказов о назначении начальником штаба, об исключении из списков и безвозвратных потерях.

    Вместе с мемориальной доской на фасаде, военный комиссариат Первоуральска хранит упоминания о Григории Жеребцове в большой красной книге, если кратко – в исторической справке. Его имя на первых страницах в разделах о деятельности военкомата в годы Великой Отечественной войны и в именном списке офицеров, назначавшихся начальниками частей и отделений военного комиссариата с 1938 по 2004 год.

    ЗНАМЕНА УТРАЧЕНЫ, НО НЕ ПАМЯТЬ

    Здесь же, в городском военкомате, история жизни Григория Николаевича Жеребцова умещается на двух рукописных страницах. Этот особенный документ отыскала для «Вечерки» Ирина Малахова, старший помощник военного комиссара Первоуральска.

    – Ранее этой информацией занимались ветераны, работники военкомата. Пока была жива вдова Григория Николаевича – Таисья Григорьевна – записывали с ее слов, – рассказывает Ирина Малахова, находя документ. – Почему на мемориальной доске запечатлен именно Жеребцов? Он работал у нас в военкомате, потом ушел на фронт, погиб, пропал без вести. Занимал должность заместителя военного комиссара – начальника 1 части. В воинском звании – техник-интендант 2 ранга. Это и есть офицерское звание, такие относились к военно-хозяйственному и административному составу войск…

    Между тем, довольно просто изложенный документ – как детали биографической мозаики. Точечно касается определенных ключевых дат, и у каждой из них – своя география. Первая такая деталь – деревня Куимовщина Макарьевского района Вятской губернии, где Григорий Жеребцов появился на свет 3 декабря 1910 года.

    Далее рукописный документ рассказывает, что, уже будучи женатым, Григорий Жеребцов жил в Губахе Пермской области и до призыва в Красную Армию в 1931 году трудился шахтером. С 1931 по 1934-й он служил на Дальнем Востоке, на Японо-Манчжурской границе. Потом учился в Чите. А затем снова вернулся в Губаху, где стал работать в военкомате.

    В 1936 году Григория Жеребцова перевели в Кизил Пермской области, через два года – в Свердловск, где Григорий работал в Облвоенкомате.
    Картину дополнили воспоминания внучки Григория Николаевича – Ирины Борисовны Жеребцовой.

    – Как семья военных они много переезжали. И перед самой войной оказались в Первоуральске. Жили на берегу пруда. Снимали квартиру в небольшом деревянном домике одноэтажном, – делится Ирина Жеребцова воспоминаниями своего отца Бориса Жеребцова.
    С 19 марта 1941 года Григорий Жеребцов занимал должность заместителя военного комиссара – начальника 1 части.

    В кольце окружения

    Григорий Жеребцов ушел на фронт 19 октября 1941 года. В воинском звании техник-интендант 2 ранга, позднее Григорий Николаевич станет начальником 4 отделения штаба 365 стрелковой дивизии.

    – Как он пошел на фронт – это мне отец рассказывал, – продолжает Ирина Борисовна. – Григорий Николаевич просто считал это своим долгом. Считал, что там его место, а не здесь. Он ушел добровольно, хотя мог и дальше работать в военкомате.

    Ресурс, на котором представлена история 365 стрелковой дивизии Красной Армии рассказывает, что сформировалась она уже во время войны, чтобы возместить потери после начала боевых действий. Решение о формировании было принято 18 августа 1941 года. Свердловская и Молотовская области стали основными регионами мобилизации личного состава. Формирование, надо сказать, давалось тяжело: подводила материальная база. Не хватало оружия, снаряжения и даже формы. Было непросто и с продуктами питания, табака не было вовсе. В целом формирование новых дивизий в то время затрудняло и отсутствие резерва командиров.

    В ноябре в срочном порядке началось обучение личного состава. Необходимо было освоить хотя бы обращение с оружием и стрельбу. Здесь уже не до тактики.

    Боевой путь 365 стрелковой дивизии, к сожалению, оказался недолгим. В состав действующей армии она входила с 1 декабря 1941 по 18 марта 1942 года.

    По рассказам ветеранов первоуральского военкомата, мемориальная доска, посвященная Григорию Жеребцову, появилась на фасаде к 30-летию Победы. Стоит отметить, что к нынешнему юбилею ее хотели обновить, однако помешала эпидемиологическая ситуация. Сейчас работники военкомата продолжают собирать информацию для обновления мемориальной доски, которое состоится, предположительно, в следующем году.

    Дивизия участвовала в составе контрнаступления Клинско-Солнечногорской наступательной операции. К ее завершению – 20 декабря – от дивизии осталось около половины личного состава. В дальнейшем войска были повернуты на Старицу. А 11 января 1942 года дивизию вывели из состава 30-й армии в резерв командующего Калининским фронтом. И, судя по сводкам, дивизия так и не получила пополнение, в котором так нуждалась.

    Затем, после гибели полка, задействованного в самый разгар наступления на Ржев, 22 января дивизию передали в состав 29-й армии. Уже через неделю ее бросили на наиболее угрожаемый участок, она оказалась в окружении в составе оперативной группы генерал-майора Поленова. Части дивизии к тому времени были почти небоеспособны. Она утратила остатки артиллерии и сдерживать напор врага уже не могла. 10 февраля за потерю управления дивизией, по решению Военного совета 29-й армии, командира дивизии полковника Щукина расстреляли. Остатки дивизии свели в один полк, командование которым принял начальник штаба дивизии полковник Ветлугин.

    Полк был придан 246-й стрелковой дивизии, в составе которой и участвовал в дальнейших боях. Все попытки группы прорвать окружение противник отбил. Пришлось перейти к обороне. Противник все туже сжимал кольцо окружения.

    17 февраля командование фронта решило, что 29 армия должна прорваться из окружения. В первую ночь попытка была удачной. Частям, выходившим во вторую ночь, повезло меньше. Поняв, что окруженные уходят, немцы обрушили на оставшихся воинов всю мощь артиллерии и авиации. Оставшимся частям, потерявшим единое управление, пришлось выходить мелкими группами. Прорваться удалось немногим.

    Полковник Ветлугин при выходе из окружения был ранен и попал в плен. Большая часть командного состава погибла. В окружении были утрачены знамена дивизии и полков, уничтожены все документы. Так дивизия перестала существовать. 25 марта 1942 года ее расформировали и 22 мая 1942 года решением ГКО исключили из списков Красной Армии.

    ЗНАМЕНА УТРАЧЕНЫ, НО НЕ ПАМЯТЬ

    – Мы всю жизнь прожили с чувством, что Григорий Николаевич пропал без вести. Никаких вестей, кроме похоронки, которая его супруге Таисье Григорьевне пришла… там это и было написано. Отец хотел знать, как погиб Григорий Николаевич. Меня тоже это волнует, – делится Ирина Жеребцова. – Очень беспокоит, что не знаю я могилы своего деда, но можно ли это найти сейчас, я даже не представляю.

    Наследие

    Документ, хранящийся в военкомате, также рассказал о пяти письмах, присланных Григорием Жеребцовым с фронта. Сохранились ли они по сей день – неизвестно.

    – Письма были, – вспоминает Ирина Борисовна. – Отец рассказывал, что там упоминалось, что Борис должен поддержать семью в сложное время. В 1941 году ему было 11 лет. Дед на него надеялся, и, видимо, представлял, что все может произойти в этой жизни.

    Григорий Николаевич Жеребцов ушел из жизни в тридцать с небольшим. Однако после себя он оставил четверых детей – двух сыновей и двух дочерей, о судьбе которых нельзя не рассказать отдельно.

    Самый старший, как уже упоминалось – Борис Григорьевич. Он начинал как художник-оформитель. Затем был инженером-конструктором 1 категории. Автор герба Первоуральска 1967 года. Разработал проект интерьера Музея истории Новотрубного завода, а также проект символа-памятника, размещенного на месте крушения пассажирского самолета в 1990 году под Первоуральском. По стопам отца пошла и Ирина Борисовна: она – дизайнер.

    Сын Аркадий служил в рядах Советской Армии в Ленинграде, там и остался жить. Трудился на автопредприятии техником-механиком.

    Одна из дочерей, Элеонора Григорьевна, окончила Свердловский мединститут и 25 лет проработала в свердловской городской больнице №40. Носила звание «Отличник здравоохранения».

    Вторая дочь, Римма Григорьевна, окончила Пермский фармацевтический институт и трудилась фармацевтом. Известно также, что сын Риммы Григорьевны, Дмитрий – инженер-физик, кандидат физико-математических наук, магистр точных наук и проживает в США.

    Мария Злобина
    Фото Андрея Попкова и предоставлено Ириной Жеребцовой


    Похожие новости
  • НА ДЕСЯТОМ ТАНКЕ ВСТРЕТИЛ 9 МАЯ
  • Поиск родственников участника Великой Отечественной
  • Награда нашла героя спустя 76 лет
  • В присутствии соседей и друзей

телефон редакции: +7 (3439) 64-87-66

почта редакции: vecher15@yandex.ru

рынок в Билимбае
Событие недели
  • Как преобразится Корабельная роща

    В администрации Первоуральска презентовали проект благоустройства Корабельной рощи, которую в 2021 году ждет реконструкция. Напомним, ранее этот городской объект стал лидером рейтингового голосования

    Подробнее
ПРИЗВАНИЕ ТВОРИТЬ
Как "Вечерка" мышь лепила

ЕЛКУ НА ПОТОЛКЕ БАБУШКЕ НЕ ПОДАРИШЬ

ШЕДЕВР, СОБРАННЫЙ В ЛЕСУ