Вечерний Первоуральск
» » » ПО ТУ СТОРОНУ БЛОКАДНОГО КОЛЬЦА
» » » ПО ТУ СТОРОНУ БЛОКАДНОГО КОЛЬЦА

    ПО ТУ СТОРОНУ БЛОКАДНОГО КОЛЬЦА


    Поисковый отряд «Пограничник» недавно вернулся с вахты, так между собой волонтеры называют экспедиции всероссийской Вахты Памяти. В этом году «пограничникам» довелось работать в Ленинградской области – в Киришском районе. Боевая задача, казалось, была, что обычно – поднять останки красноармейцев. Вот только на деле такого еще в практике опытного отряда не случалось. Можно сказать, что оказались на Невском пятачке, только под Киришами. Небольшой участок, куда оказались впрессованы останки (что там, кости) тех, кто пытался прорвать кольцо блокады Ленинграда.

    Семь минут на электричке

    Этот участок расположен на станции «52 километр». Всего здесь работали несколько поисковых отрядов из разных городов страны поочередно. Так на раскопе первоуральцы познакомились с коллегами из Новосибирска. Сборный десант помогал местному поисковому отряду «Небо Ленинграда», который действует при военно-патриотическом объединении «Дружина»: железная дорога собирается тянуть вторую ветку, и стоило тронуть землю, как были обнаружены останки солдат, не похороненные еще с сорок второго года. Их и надо было собрать и предать земле.

    Бессменный командир «Пограничника», Почетный гражданин города Александр Демидов пояснил, как получили такое назначение, что называется, в чужие края. Напомним, что первоуральский отряд с года рождения, то есть с 2010-го, работает в Псковской области, куда собирались и в этом году.

    ПО ТУ СТОРОНУ БЛОКАДНОГО КОЛЬЦА

    – Но нам все планы спутал карантин. Псковская область была закрыта. А просто так сидеть дома не хотелось. Поэтому мы обратились в областную ассоциацию поисковых отрядов «Возвращение», от которой и работаем, объяснили ситуацию, спросили, может, все же найдется для нас задание, – пояснил Александр Николаевич.

    Как видите, покровитель поисковиков был расположен к «Пограничнику». И в середине августа отряд, решив все оргвопросы (кто-то, например, взял отпуск за свой счет), отправился туда, где в начале войны пытались разорвать блокадное кольцо. Девятьсот дней, что продолжалась осада, это ведь и 900 дней беспрерывных боев…

    На станции «52 километр» «Небо Ленинграда» работает с 2018 года. Как говорит командир поискового отряда Евгений Халамов, участок – это 300 метров. Казалось бы… Тем не менее, концентрация останков солдат была настолько велика, что их поднимали и поднимали, слой за слоем… В результате удалось поднять сто солдат и командиров, у 26 обнаружили смертные медальоны, и восемь из них удалось прочитать. Благодаря чему удалось установить, кто здесь сражался. Евгений Евгеньевич рассказывает: то, что почти 80 лет назад было дикой мясорубкой, сегодня, когда мы уже знаем исход, выглядит так.

    – В сорок втором году линия фронта проходила по линии железной дороги. Немцы занимали южную часть от нее, а наши войска подошли с северной части и штурмовали линию вдоль железной дороги. Так как она стояла на возвышенности, там стояли пулеметы, и немцы эти атаки отбивали. Конкретно в этом месте, где вели раскопки, скорее всего, стоял пулемет, поэтому его и старались выбить в первую очередь, чтобы он замолчал. Может, гранатами закидать. Красноармейцы, как понимаете, попадали под огонь. Поэтому так много останков.

    Как продолжил командир киришского отряда, по-видимому, исходя из того, что удалось установить, солдаты были из разных частей, как минимум, из трех полков и двух дивизий.

    – Были у нас примерно неделю. 17 марта уже ушли, их перебросили на другое направление, – уточнил собеседник.

    Две дивизии… Одна из них – 44, сформированная в Ленинграде. Изначально называлась 3 гвардейская дивизия народного ополчения Петроградского района, в сентябре сорок первого ей было присвоено новое наименование – 44 стрелковая дивизия. Потом с тех позиций она была переброшена под Тихвино, участвовала в Тихвинской оборонительной операции и Тихвинской наступательной операции. Вторая дивизия – 376 стрелковая Кузбасско-Псковская Краснознаменная дивизия.

    – Назывались они дивизиями, но от штатной численности были далеки, так как участвовали в двух крупных стратегических операциях. А потом без перерыва вступили в Любанскую наступательную операцию. Поэтому вся дивизия могла быть по численности как стрелковый полк в мирное время. Но задача была поставлена – Ленинград в блокаде умирал, так или иначе, но ее надо было прорывать, – по-военному четко трагедию тех дней изложил Евгений Харламов.

    Потери личного состава были неизбежны. Так, 376 дивизия прибыла на Волховский фронт 29 декабря 1941 года, не будучи полностью укомплектованной вооружением. Всего за время боев на Волхове 376 дивизия потеряла до 15000 человек личного состава, четырежды пополняясь за первое полугодие 1942 года.

    Это был «перемес»

    Поэтому то, что удалось поднять сто бойцов, уже немало. Сколько же всего полегло солдат в тех атаках – подсчитать сложно, от остальных красноармейцев остались лишь фрагменты, как деликатно выражаются сами поисковики. Вот что написал сам очевидец, воевавший «по соседству» со станцией «52 километр» – в Погостье (сейчас это семь минут на электричке): «В армейской жизни под Погостьем сложился между тем своеобразный ритм. Ночью подходило пополнение: пятьсот – тысяча – две-три тысячи человек. То моряки, то маршевые роты из Сибири, то блокадники (их переправляли по замерзшему Ладожскому озеру). Утром, после редкой артподготовки, они шли в атаку и оставались лежать перед железнодорожной насыпью. Двигались в атаку черепашьим шагом, пробивая в глубоком снегу траншею, да и сил было мало, особенно у ленинградцев». Это свидетельство Николая Никулина, в мирное время – заместителя директора Эрмитажа.

    ПО ТУ СТОРОНУ БЛОКАДНОГО КОЛЬЦА

    И таких картин немало: «Снег стоял выше пояса, убитые не падали – застревали в сугробах. Трупы засыпало свежим снежком, а на другой день была новая атака, новые трупы, и за зиму образовались наслоения мертвецов, которые только весною обнажились от снега, – скрюченные, перекореженные, разорванные, раздавленные тела. Целые штабеля». К мемуарам Николая Никулина отношение неоднозначное, но и сам автор предупреждал, что писал для себя – как средство избавления от мучительных воспоминаний.

    Первоуральский «Пограничник» перед экспедицией прочитал воспоминания Николая Никулина – есть хорошая привычка перед вахтой собирать «разведданные», от карт и данных аэросъемки до литературы. Погостье заинтересовало, но пока копать именно там не довелось. Может, пока.
    Что же ждало на пятачке «52 километр»? Как добавляют поисковики, участок представлял собой ровную площадку, без намека на окопы и траншеи. Рядом, по сути на поле мертвых, выросли коллективные сады. И местные как само собой разумеющееся говорят, что на своих участках находили останки. В краях, где война задержалась надолго, она становится реальностью… и остается такой даже спустя десятилетия.

    Как пришлось работать поисковикам, рассказывает Дмитрий Кутявин, он в отряде с первой экспедиции и не пропустил ни одну вахту:

    – Мы это называем «перемес»: бойцы попали под жесткий обстрел, в атаку шли волна за волной. Поэтому было много мелких фрагментов: фаланга, часть черепа, берцовая кость вперемешку с землей. Новосибирцы взяли сеть и просеивали землю. Мы попробовали так, но потом решили, что надежнее перебирать вручную. Пласт за пластом. Подрубали топором корни деревьев, чтобы никого не пропустить. Работали на коленях. Но ни одной личной вещи не нашли. Осколки? Этого всегда хватает. Вот в музей привезли верхний кожух авиабомбы, Валера Говоров его нашел. Осколок взрослому человеку будет по пояс. Такого трофея еще не было.

    Словом, ни одного бойца не оставили. А значит, боевую задачу выполнили. 6 сентября состоялось торжественное захоронение. С воинским салютом. С поминальной службой. Последние почести защитникам…

    Если кратко, всего было семь попыток прорвать блокаду Ленинграда. Успешными оказались две – операция «Искра» и полное снятие блокады. Теперь хронология: 10 сентября 1941-го – первая Синявинская операция; с 20 октября 1941-го – вторая Синявинская операция; с января 1942 года предпринята еще одна попытка, но успешное продвижение 2 Ударной армии не было поддержанию соседями и летом закончилось катастрофой; август-сентябрь 1942-го – третья Синявинская операция; январь 1943 года –«Искра»; июль-август 1943-го – Мгинская наступательная операция; январь 1944-го – Ленинградско-Новгородская операция. 27 января 1944 года блокада была снята.

    Наталья Подбуртная


    Похожие новости
  • ЗДРАВСТВУЙ, САШКА!
  • Связанные памятью
  • Реальное погружение
  • Полет в Билимбае отозвался в Вашингтоне

телефон редакции: +7 (3439) 64-87-66

почта редакции: vecher15@yandex.ru

рынок в Билимбае
Событие недели
ПРИЗВАНИЕ ТВОРИТЬ
Как "Вечерка" мышь лепила

ЕЛКУ НА ПОТОЛКЕ БАБУШКЕ НЕ ПОДАРИШЬ

ШЕДЕВР, СОБРАННЫЙ В ЛЕСУ