Вечерний Первоуральск
» » » «ПАРОХОД, ПРИВЕЗИ ТЯТЮ ОБРАТНО!»
» » » «ПАРОХОД, ПРИВЕЗИ ТЯТЮ ОБРАТНО!»

    «ПАРОХОД, ПРИВЕЗИ ТЯТЮ ОБРАТНО!»


    Когда меня взяли корреспондентом в «Вечерку», моими героями чередой были люди старшего поколения. Дома удивлялись этому совпадению, а я говорила, что дедов своих не знала, вот, может, поэтому… Дед по маминой линии, Никифор Иванович Подбуртный, кавалер ордена Трудового Красного Знамени, приехавший на Урал с заводом, умер задолго до моего рождения. Дед по отцовской ветке, Алексей Николаевич Ямщиков, ушел на фронт в первые годы войны и погиб. И что с ним случилось, как и с его братом, никто лучше отца Анатолия Алексеевича не расскажет. Ему и слово.

    Я не видел тебя с сорок первого

    Родился я на берегу Вятки в деревне Сморкалово Уржумского района Кировской области. Дед Николай Николаевич был бакенщиком. Вырос на сказках, которые мне рассказывала бабушка Мария Ильинична. Николай Николаевич и Мария Ильинична воспитали трех сыновей – Алексея, Павла и Игнатия. Павел был моим крестным. Первым на фронт ушел Алексей.

    Эхо той далекой войны поселилось в моей памяти пристанью для пароходов, тех самых, с большими колесами. Сорок первый год. На пристани стоят женщины и ребятишки. Под взмахи белых платков пароход все дальше и дальше уносит своих пассажиров. Туда, где идет война. Тут и я с матерью, ее звали Евдокией. Мы пришли проводить отца. Никто не знал, что будет завтра: ни те, кто остался на берегу, ни те, кто был на палубе. Мне четыре года, не знаю и я. Но чувствую, что надвигается что-то плохое. И кричу, что есть мочи:

    – Пароход, привези тятю обратно!

    А тот шлепал своими колесами уже где-то за поворотом… Война неумолимо набирала ход. От отца приходили письма, я сейчас держу их в руках и разговариваю с ним…

    Анатолий Алексеевич Ямщиков, как говорит о себе, родился со многими любопытствами к этому миру. В его биографии строительство Новотрубного, редакция газеты «Под знаменем Ленина», 20 лет был редактором газеты «Строитель». Поэт литературного объединения «Самоцветы» при городской газете.

    Отец Алексей, я не видел тебя с того 1941 года. Однако страна по-прежнему помнит и чтит своих защитников: и возвратившихся, и оставшихся в письмах и памяти. Это и мой долг. Пусть твоя душа знает. Пока не поздно, надо сберечь солдатские послания. Многие из них пострадали от времени. Но есть еще сохранившиеся, «говорящие»… Куда вела тебя дорога – Дальний Восток, Сталинград, Черное море… Твое беспокойство о родных… Вот весточка от 27 ноября, отправлена с Дальнего Востока.

    «Добрый день. Здравствуйте, дорогие родители. Шлю я вам свой сыновий привет. И желаю всего хорошего в вашей жизни. Низкий поклон сынку Толе. Желаю быть здоровыми…

    Я, Дуся, просил у вас посылку, и просил вторую. Если послали, то вторую не посылайте, может быть, мы здесь долго не проживем.

    Припасите мне варежки, свяжите поскорее. Хотя бы с одним пальцем, и обшейте каким-нибудь сукном, чтобы были теплее. И сшейте шубенки. Хотя бы сшил тесть, и поскорее. Но пока не посылайте, я потом напишу, тогда и пошлете. (…) Пишите, дома или нет брат Павел. Родила или нет Дуся.

    Как-нибудь живите ладом. Хлеб и картошку берегите, скотине не кормите. Сколько оставили скотины на зиму?

    Мама, у нас есть дома овчины. Нельзя ли как-нибудь выделать хотя бы по белому, а то они у вас пролежат до лета – могут испортиться. Напишите, сколько у вас в хозяйстве заработано трудодней и сколько достанется картошки и денег. Итак, пишите письма по этому адресу: может, оно сюда дойдет».

    Защитник Севастополя

    Видимо, после этой весточки был долгий перерыв. «Дуся, вы ожидаете писем, я не писал. Мы находились долго в дороге, шестнадцать суток. Теперь находимся в другом краю, на юге. Адрес мой – Сталинградская область, Владимировский район, село Николаевка. П/я №40. Дома или нет брат Павел? Есть ли письма от брата Игнатия? Живите как-нибудь потихоньку. Я жив-здоров, а дальше не знаем… Я просил послать варежки, но пока не надо. Ваш сын А. Ямщиков».

    Читаю дальше. Письма почти повторяются, законы военного времени много говорить не позволяли, да и много ли было известно солдатам? И вот я все ближе к той дате, после которой все изменится: «первое мая 1942 года. Мой адрес Действующая армия, полевая почтовая станция 31, 787, третий батальон, седьмая рота. Нахожусь у Черного моря, город Новороссийск. Мы сейчас на фронте. А что дальше…». А что дальше, мне известно. Дальше будет Севастополь с огромными потерями на суше и на море. Летом сорок второго немцы перешли в третье наступление. Севастополь пал. Защитники города оказались в кольце врага без шанса на спасение. И наша мать Евдокия и ее малолетние сын Толя и дочь Лена никогда не увидят своего отца.

    На смену войне приходить стал мир, на смену горю потерь – радость возвращения. Вятский пароход, который я просил с берега пристани, вернул родным и близким защитивших страну победителей обратно. Но – не отца Алексея, не его брата Павла. Возвратил только брата Игнатия. Игнатий потом трудился бригадиром в родной деревне. Но это будет не скоро.

    А мы ждали и ждали…

    Пытаясь узнать хоть что-то, мать написала, видимо, в Москву: «прошу сообщить о моем муже Алексее Николаевиче Ямщикове. Жив он или о его смерти». Ответ пришел, в извещении было написано, что «погиб в бою за социалистическую Родину, верный воинской присяге, проявив геройство и мужество. Пропал без вести в июне 1942 года. Похоронен на фронте. Основание: извещение центрального бюро 29.02.44 г.». Горькая весть, но… Пропал без вести – не то, что попал в плен.

    Stalag V C

    Кажется, пора было бы закруглять рассказ о моем вятском пароходе, который увез моего отца на войну из родного дома. Но все оказалось не совсем так и не по его вине. В восьмидесятые годы пришла новость из Казахстана, где живет моя сестра Лена – она уехала на целину и там так и осталась. Мой племянник Володя случайно увидел сюжет по телевизору из ГДР о захоронениях пленных красноармейцев в Германии. И там прозвучала фамилия Ямщиков. Разобрались. Действительно, оказалось, что речь идет о моем отце.

    «ПАРОХОД, ПРИВЕЗИ ТЯТЮ ОБРАТНО!»

    Что выяснили? В Центральный архив министерства обороны передали карточки узников концлагерей. В их числе и карточку моего отца… В документе сказано, что он – рядовой, по роду занятий – хлебороб. Место и время пленения – Севастополь, 2 июля 1942 года. Направлен в шталаг V C. Лагерный номер 69314. Погиб в плену 22 ноября того же 1942 года. Место захоронения – Баден-Лихтенталь. Могила – поле А, ряд 7, могила 87.

    Вот такое добавление к нашей Памяти. Только ни мать Алексея Мария Ильинична, ни его отец вятский бакенщик Николай Николаевич, ни жена Дуся так об этом и не узнали. Но пусть хотя бы те, кто придет за нами, будет знать и помнить свои корни…

    Сейчас мы знаем, что Stalag V C – лагерь для рядового и сержантского состава (офицеров направляли в офлаги) был базовым лагерем. В нем военнопленных принимали и ставили на учет, здесь находилась администрация лагеря, склады с питанием и обмундированием, баня и санчасть. Формировались рабочие команды, в которых основную массу времени и проводили военнопленные. Судя по обсуждениям на форуме, где люди пытаются узнать о судьбе своих родственников, не вернувшихся и пропавших без вести на войне, именно в этот лагерь отправляли всех, кто сражался за Крым и Севастополь.

    Что еще… Долгое время оставалась неизвестной судьба Павла в те суровые годы, которая впрессовалась в дороги войны под лязг танков и грохот снарядов. Мне казалось, что так ничего не удастся узнать. И участь его останется тайной. Однако ошибся. Дочь Наталья нашла о нем данные в Интернете. Слава богу, не в лагерях пленных он оказался. Мой крестный дядя Паша был призван позднее, чем его братья. Воевал в составе 2 Ударной армии в стрелковом полку. Погиб в своей стране – в Ленинградской области, в деревне Красная Горка Тосненского района, в апреле 1942 года в ходе Любаньской операции. И деревню ту, оказавшуюся на переднем крае обороны Ленинграда, бои стерли с лица земли... Павел не успел ни построить свой дом, ни обзавестись детьми, ни вырастить дерево… И никто не сказал ему: «Бери шинель, пошли домой». А жаль, хороший был человек.

    …Отец, послушай. На днях позвонила Лена, твоя дочка, которую ты так и не увидел с сорок первого года. А что с Дусей, твоей женой? Ее тоже нет. В 1995 году она получила поздравление от президента в честь юбилея Великой Отечественной войны и медаль ветерана труда. …А я вспоминаю тот вятский пароход и свою детскую просьбу:

    – Пароход, пароход, привези тятю обратно!

    Анатолий Ямщиков, Наталья Подбуртная
    Фото с сайта https://pamyat-naroda.ru


    Похожие новости
  • «Треугольником сложен мой тетрадный листок...»
  • НА ДЕСЯТОМ ТАНКЕ ВСТРЕТИЛ 9 МАЯ
  • "ДОМОЙ ТОЛЬКО ЧЕРЕЗ БЕРЛИН"
  • СЛОВНО ВЧЕРА, 77 ЛЕТ НАЗАД

телефон редакции: +7 (3439) 64-87-66

почта редакции: vecher15@yandex.ru

Событие недели
ПРИЗВАНИЕ ТВОРИТЬ
Как "Вечерка" мышь лепила

ЕЛКУ НА ПОТОЛКЕ БАБУШКЕ НЕ ПОДАРИШЬ

ШЕДЕВР, СОБРАННЫЙ В ЛЕСУ