logo

Баннер на главной

ВРЕМЯ ПЕРВЫХ

12.03.2022

Мы привычно говорим, что «Первоуральск – родина трубопрокатного производства на Урале». Однако это больше, чем повод для гордости. Это – еще и судьбы людей, чьи имена скрыты за чередой лет. Сегодня познакомим с первым техническим директором Шайтанского завода Михаилом Солововым, расскажем, как революционные вихри перекроили судьбу механика императорской яхты. К слову, о Василии Сосунове и Николае Чекасине, о которых тоже пойдет речь, можно узнать, побывав на спектакле театра «Вариант» «Своя чужая жизнь. Железо», главе проекта «Сказания о земле Уральской».

ВРЕМЯ ПЕРВЫХ


ВРЕМЯ ПЕРВЫХ

Мы привычно говорим, что «Первоуральск – родина трубопрокатного производства на Урале». Однако это больше, чем повод для гордости. Это – еще и судьбы людей, чьи имена скрыты за чередой лет. Сегодня познакомим с первым техническим директором Шайтанского завода Михаилом Солововым, расскажем, как революционные вихри перекроили судьбу механика императорской яхты. К слову, о Василии Сосунове и Николае Чекасине, о которых тоже пойдет речь, можно узнать, побывав на спектакле театра «Вариант» «Своя чужая жизнь. Железо», главе проекта «Сказания о земле Уральской».

«Политический» директор

В начале XX века производство стальных цельнотянутых труб в России было сосредоточено на пяти заводах – Никополь-Мариупольском, Екатеринославском, Таганрогском, Ижорском и на Луганском машиностроительном заводе Гартмана. На Урале трубопрокатных заводов не было. Вообще не было. Ни одного!

В августе 1918 года этот пробел решил заполнить управляющий Шайтанским заводом Иосиф Наумович Чайкель. «У Чайкеля на такие дела нюх тонкий был. Сразу смекнул, что тут большими барышами пахнет. Труб днем с огнем не найдешь, а они нужны. Паровозный парк ремонтировать надо», читаем в книге «Мы – новотрубники». Только процесс не пошел, гильзу на прессе прошивать научились, а вот трубу катать – ни в какую.

13 июля 1919 года красные занимают Шайтанский завод. Белые отходят на Екатеринбург и далее в Сибирь. Эшелоны увозят не только отступающую армию, но мирных жителей, среди которых инженеры, техники, конторские работники и члены их семей. После «белого исхода» Шайтанский завод «впал в кому», а население продолжало бедствовать. И вспомнили тогда о затее Чайкеля.

Слесарь Шайтанского завода Берга, член первого рабочего Совета завода Михаил Георгиевич Бирюков вспоминал о том времени: «В Екатеринбурге, когда я заикнулся о трубах, сразу ухватились за это дело. Собрали мы прокатчиков, сдвинем ли? Василий Иванович Сосунов нас поддержал. «Не трусь, робята!» – любимые его слова были. Хозяевам не удалось, может, сами лучше сробим».

«Сробить» самим не удалось. Пришлось ехать в Екатеринбург. Там выслушали и направили в Москву. Оттуда – в Колпино на Ижорские адмиралтейские заводы. Из Ижоры ставить прокатное дело в Шайтанку поехали инженер Михаил Александрович Соловов, техник Василий Яковлевич Шишкевич и лучший слесарь трубопрокатного цеха Василий Герасимович Герасимов.

Руководителем Шайтанского завода был тогда Николай Никитич Чекасин. В те годы советская хозяйственная номенклатура строилась по политическим признакам. Руководители назначались и смещались постановлением парторганов и, как правило, не имели профильного образования. Поэтому при «политическом» директоре существовала должность директора технического. Первым техническим директором Шайтанского трубопрокатного, а затем и 1-го Уральского завода цельнотянутых труб стал «ижорский варяг» Михаил Александрович Соловов.

Механик яхты «Штандарт»

Что о нем известно? Михаил Соловов родился 5 сентября 1879 года в небогатой дворянской семье в селе Муравлянка Рязанской губернии. После гимназии поступил в морское инженерное училище императора Николая I. Окончил его с серебряным знаком. В 1902 году зачислен в Балтийский флотский экипаж на должность младшего инженера-механика. Служил на императорской яхте «Штандарт» – одном из самых красивых кораблей своего времени. В 1905 году назначен старшим судовым механиком минного крейсера «Абрек». Спустя полтора года переведен старшим судовым инженером-механиком императорской яхты «Нева». С 1910 года в звании капитана 2-го ранга курировал работу Ижорских адмиралтейских заводов. Среди его наград два ордена святой Анны, ордена святого Станислава, святого Владимира, Прусской короны, Турецкого Меджлиса.

Соловов был дважды женат. О первом браке известно, что у него были сын Вячеслав и дочь Людмила. О втором, что супругой стала Надежда Федоровна, дочь генерал-лейтенанта Федора Христофоровича Гросса – флагманского инженера-механика флота и директора Ижорских адмиралтейских заводов.
С июня 1917 года Михаил Александрович Соловов в звании полковника состоял в штате Управления Военного Воздушного Флота. С марта 1918 он на службе в Красной Армии, в должности начальника Главного управления Рабоче-Крестьянского Красного Военно-Воздушного Флота. По сути, он стал первым руководителем Военно-воздушных сил первого советского государства. Через три месяца его переводят в распоряжение ВСНХ. Затем – командировка на Урал.

В ноябре 1919 года Соловов и его команда прибыли в Шайтанку. 28 января 1920 года здесь «прокатали» первые «дымогарные» трубы-гильзы. Днем было дело, холодное зимнее солнце светило во всю мощь. Федор Петрович Дунаев вспоминал: «С нами работал мастер Герасимов Василий Герасимович, пожилой, обходительный, он был из простых рабочих, практик. Его напарник, 46-летний Василий Яковлевич Шишкевич – иной «коленкор», заносчивый, все трубочку покуривал, начальником себя считал. Я стоял на оправках, Ананин Николай Григорьевич – на стержне. Тут же рядом Демидов Иван Александрович, Мокрецов Александр Васильевич, Сосунов Василий Иванович. Поначалу у нас, как всегда, то – не ладно, это – не то. Ткнули прошитую заготовку – она не идет на стержень. Сосунов ее балдой бил, бил… Остыла. Значит, засылай обратно в печь. Сварщиком работал Петр Булычев, большой, бородатый. Руки, что мельничные крылья. Размашется – не остановишь.

– Опять в печь, черти окаянные! До каких пор. Эй ты, телегент! Так пренебрежительно он всех называл, кто более-менее прилично одевался. Слышь? – негодующий перст Булычева уперся в Герасимова. Тот сидел на табуретке и не обернулся. Вдруг он вздрогнул, словно очнулся от каких-то своих дум. С улыбочкой подошел к нам:
– А ну-ка, ребята, вот эту оправочку поставьте.

Через один ручей прокатали, второй, третий. И пошло!»

В мае получили «подарок» из Колпино – волочильные станы и шлифовальные станки. Летом завод стоял – строили и монтировали ижорское оборудование. 28 июля 1920 года Шайтанский трубопрокатный завод вступил в строй действующих предприятий…

Михаил Александрович в Петербург не вернется уже никогда. О чем он думал, глядя долгими зимними вечерами на белую гладь Нижнего пруда, на гребни окрестных гор? О семье, товарищах, встречах с императором? Бывшая узница ГУЛАГа Евгения Федорова, которой довелось общаться с Солововым, вспоминала: «До революции был он ни много ни мало механиком на «Штандарте» – яхте его величества, последнего российского императора Николая II. Рассказывал он, что на яхте завтракал он за одним столом с царем, цесаревичем Алексеем и императрицей Александрой Федоровной». А позднее, будучи старшим инженером-механиком императорской яхты «Нева», встречал он Распутина и даже здоровался с ним за руку. «Вся его жизнь была как феерическая история, полная приключений и удивительных случаев. А рассказывал он очень живо и интересно».

Можно доверять этим рассказам? Да, можно. Метрическая книга Кронштадтской Морской Богоявленской церкви соврать не даст. А записано в ней буквально следующее: в 1904 году у младшего инженера-механика императорской яхты «Штандарт» Михаила Александровича Соловова и законной жены его Екатерины Александровны родился сын Вячеслав. А крестной матерью записана «Ея Императорское Величество Государыня Императрица Александра Федоровна»…

В Шайтанке Соловов провел почти два года. В 1923 году он принимает предложение возглавить Екатеринбургский горно-металлургический трест «Гормет». В его подчинении 20 уральских заводов. Увы, его должность (опять технический директор) не приносит ему удовлетворения. К тому же Екатеринбург начала 1920-х – это провинция. «Тяжелые климатические условия, антисанитария, болотистая почва, скверные жилищные условия, отсутствие водопровода и канализации», – таким виделся главный город Уральской области составителям путеводителя «Свердловск – столица Урала» в 1924 году.

Он уезжает. Несколько лет он проведет в Китае, где у него был брат или еще кто-то. Ему основательно не советовали возвращаться, да и сам опасался, но… Вернулся. Весной 1931 года он в числе большой группы инженеров был арестован по делу «Уральского инженерного центра». 8 августа 1931 года решением Коллегии ОГПУ приговорен к 10 годам заключения. Хорошо еще, что не назначили шпионом (Соловов прекрасно владел немецким языком) и сразу не расстреляли.

Михаила Александровича спасла профессия. Есть у Онежского озера гора Пудож, а в ней месторождение титано-ванадиевых руд (почти копия Первоуральского месторождения). Руды эти в обычных доменных печах плавились плохо. И вот под бдительным оком БелБалтЛага небольшая команда заключенных – металлургов, электриков, химиков, механиков – была призвана создать установку вращающихся электропечей, где бы плавился титан под сильным давлением какого-то газа. Мы не можем оценить заслуги Михаила Александровича на поприще плавления титаномагнетитов. Возможно, они оказались не столь впечатляющими, как заслуги его шурина, члена-корреспондента АН СССР Евгения Федоровича Гросса, сумевшего не только «отработать» свою ссылку, но получить на ниве оптики полупроводников всевозможные премии, включая и Сталинскую, и Ленинскую.

В конце 1930-х годов лагерная судьба определила Соловова на берега Кеми. Здесь у самого устья, напротив печально знаменитых Соловецких островов, находился женский производственный лагерь – «Швейпром». Были в лагере и мужчины, занятые исключительно на «мужских» работах (механики, наладчики, инженеры). Среди этих «счастливчиков» оказался и механик яхты Его Величества. В 1941 году здесь, на берегу Белого моря, в лагерном лазарете «Бел-Балт комбината НКВД СССР №9», он окончил свой земной путь.

Нина Акифьева, Почетный гражданин Первоуральска, кандидат исторических наук
Фото из архива Музея истории ПНТЗ

Похожие новости
  • «Вариант» дал официальную премьеру последней части «Сказаний»
  • Памятная плита в честь 100-летия выпуска первой трубы на Урале
  • «ВАРИАНТ» ОТКРЫЛ ГОД ТЕАТРА
  • КОЛЕЯ ИСТОРИИ